Сайт Инвестора и Спекулянта «BuLL and BeaR»
[ Главная ]  [ Биографии ]  [ Статьи ]  [ Библиотека ]  [ Форум ]  [ Контакты ]  [ Карта сайта ] 

Моя руководящая идея

Генри Форд

1 2 3 4 | стр.1

Страна наша только начала развиваться, но что бы ни толковали о наших поразительных успехах, – мы едва-едва затронули верхний покров. И все же успехи наши достаточно изумительны. Однако, если сравнить сделанное с тем, что предстоит еще сделать, все наши успехи обращаются в ничто. Стоит только вспомнить, что для обработки земли расходуется гораздо больше сил, чем на всех промышленных предприятиях страны, вместе взятых, – и сразу получаешь представление о стоящих перед нами проблемах. И именно теперь, когда столько государств переживают процесс брожения, теперь, при царящем всюду беспокойстве, настал, по-видимому, момент, когда уместно наметить кое-что из области предстоящих задач в свете задач, уже разрешенных.

Когда кто-либо заводит разговор о возрастающей роли машины и промышленности, перед нами сразу возникает мир в образе холодного металла, в котором деревья, цветы, птицы, луга вытеснены огромными заводами, состоящими из железных машин и машин-людей. Такого представления я не разделяю. Более того, полагаю, что, если мы не научимся правильно пользоваться машинами, у нас не будет времени наслаждаться деревьями и птицами, цветами и лугами.

По-моему, мы достаточно много сделали для того, чтобы постичь радости жизни, ясно представляя различие между понятиями "существование" и "добывание средств к существованию". Тем не менее мы расточаем столько времени и энергии именно на это последнее, что их совсем мало остается на жизненные утехи. Энергия и машина, деньги и имущество полезны лишь постольку, поскольку они способствуют жизненной свободе. Они лишь средство для достижения некоторой цели. Я, например, смотрю на автомобили, которые носят мое имя, не только как на автомобили. Если бы они были только таковыми, я бы предпринял что-нибудь другое. Для меня они – наглядное доказательство некоей деловой теории, которая, как я надеюсь, представляет собой нечто большее, чем просто деловую теорию, а именно: теорию, цель которой – создать из мира источник радостей. Факт необычайного успеха Общества автомобилей Форда важен только потому, что он неопровержимо свидетельствует, как верна была до сих пор моя теория. Только с этой предпосылкой я могу представлять существующие методы производства, финансы и общество с точки зрения человека, ими не порабощенного.

Если бы я преследовал только корыстные цели, я бы не стремился к изменению установившихся методов. Если бы я думал только о стяжании, нынешняя система оказалась бы для меня просто превосходной: она в избытке снабжает меня деньгами. Но я помню о долге служения. Нынешняя система не дает самой высокой степени производительности, ибо способствует ее расточению на всех этапах; у множества людей она отнимает продукт их труда. Эта система лишена плана.

Все зависит от степени планомерности и целесообразности. Я ничего не имею против всеобщей тенденции к критике новых идей. Лучше относиться скептически ко всем новым идеям и требовать доказательств их правильности, чем гоняться за всякой новой идеей в состоянии непрерывного круговорота мыслей. Скептицизм, совпадающий с осторожностью, – компас цивилизации. Нет такой идеи, которая была бы хороша только потому, что она стара, или плоха потому, что она новая; но если старая идея оправдала себя, то это веское свидетельство в ее пользу. Сами по себе идеи ценны, но всякая идея в конце концов только идея. Задача в том, чтобы реализовать ее на практике.

Мне прежде всего хочется доказать, что применяемые нами идеи могут быть использованы всюду; что они касаются не только области автомобилей или тракторов, но как бы входят в состав некоего общего кодекса. Я твердо убежден, что этот кодекс вполне естественный. И мне хотелось бы доказать это с такой непреложностью, которая привела бы в результате к признанию наших идей не в качестве новых, а именно в качестве естественного кодекса.

Вполне естественно работать, сознавая, что счастье и благосостояние добываются только честной работой. Человеческие несчастья являются в значительной мере следствием попытки свернуть с этого естественного пути. Я не собираюсь предлагать ничего, что выходило бы за пределы безусловного признания этого естественного принципа. Я исхожу всего лишь из предположения, что мы должны работать. Достигнутые же нами успехи представляют собой, в сущности, результат некоего логического постижения: раз уж нам приходится работать, то лучше работать умно и стараться понять, что чем лучше мы будем работать, тем лучше нам будет. Вот что предписывает нам, по моему мнению, элементарный здравый человеческий смысл.

Одно из первых правил осторожности учит нас быть настороже и не смешивать реакционных действий с разумными мерами. Мы только что пережили период, фейерверочный во всех отношениях; были завалены программами и планами идеалистического прогресса; но от этого дальше не ушли. Все вместе походило на митинг, а не только на поступательное движение: услышали массу прекрасных вещей, но когда вернулись домой, то вдруг открыли, что огонь в очаге погас. Реакционеры обычно пользуются подавленностью, наступающей вслед за такими периодами, и начинают ссылаться на "доброе старое время", большей частью заполненное злейшими старинными злоупотреблениями. У них нет ни дальновидности, ни фантазии, но при случае они сходят за "людей практических". Их возвращение к власти нередко приветствуется как возврат к здравому смыслу.

Основные виды деятельности – земледелие, промышленность и транспорт. Без них невозможна жизнь общества. Они скрепляют мир. Обработка земли, изготовление и распределение предметов потребления столь же примитивны, как и человеческие потребности, и все же более животрепещущи, чем что-либо. В них – квинтэссенция физической жизни. Если погибнут они, то прекратится и жизнь общества.

Работы – сколько угодно, а дела – это не что иное, как работа. Но спекуляция готовыми продуктами не имеет ничего общего с делами; она означает не больше и не меньше как более пристойный вид воровства, не поддающийся искоренению путем законодательства. Вообще путем законодательства можно мало чего добиться: оно никогда не бывает конструктивным. Оно не способно выйти за пределы полицейской власти, и поэтому ждать от наших правительственных инстанций в Вашингтоне или в других главных городах штатов того, что они сделать не в силах – значит попусту тратить время. До тех пор, пока мы ждем от законодательства, что оно излечит бедность и устранит привилегии, нам суждено созерцать, как бедность растет и привилегии умножаются. Мы слишком долго полагались на Вашингтон, и у нас слишком много законодателей (хотя все же им не столь привольно у нас, как в других странах), а они приписывают законам силу, им не присущую.

Если внушить стране, например нашей, что Вашингтон является небесами, где поверх облаков восседают на тронах всемогущество и всеведение, то страна подпадет в зависимость, не обещающую ничего хорошего в будущем. Помощь придет не из Вашингтона, а от нас самих; более того, мы сами, может быть, в состоянии помочь Вашингтону как некоему центру, где сосредоточиваются плоды наших трудов для дальнейшего их распределения на общее благо. Мы можем помочь правительству, а не правительство нам.

Девиз "Поменьше административного духа в деловой жизни и побольше делового духа в администрации" очень хорош не только потому, что он полезен и в делах, и в управлении государством, но и потому, что он полезен народу. Соединенные Штаты созданы не в силу деловых соображений; объявление независимости – не коммерческий документ, а конституция Соединенных Штатов – не каталог товаров. Соединенные Штаты – страна, правительство и хозяйственная жизнь – только средства, чтобы дать ценности жизни народу. Правительство – только слуга его и всегда должно таковым оставаться. Как только народ становится придатком к правительству, вступает в силу закон возмездия, ибо такое соотношение неестественно, безнравственно и противочеловечно. Без деловой жизни и без правительства обойтись нельзя. То и другое, играя служебную роль, столь же необходимы, как вода и хлеб, но, начиная властвовать, они идут вразрез с природой. Заботиться о благополучии страны – долг каждого из нас. Только при этом условии дело будет поставлено правильно и надежно. Обещания ничего не стоят правительству, но реализовать их оно иногда не в состоянии. Правда, правительства могут манипулировать валютой, как они уже это делали в Европе (и как сейчас делают это и будут делать во всем мире финансисты до тех пор, пока чистый доход попадает в их карман); при этом произносится много торжественного вздора. А между тем работа и только работа в состоянии созидать ценности. В глубине души это знает каждый.

В высшей степени невероятно, чтобы такой интеллигентный народ, как наш, был способен заглушить основные процессы хозяйственной жизни. Большинство людей знает, что даром ничего не дается. Большинство людей чувствует инстинктивно, даже не сознавая этого, что деньги – не богатство. Вульгарные теории, обещающие все что угодно каждому и ничего не требующие взамен, тотчас же отвергаются инстинктом рядового человека – даже в том случае, когда он не в состоянии логически осмыслить, почему он так к ним относится. Он знает, что они лживы, и этого достаточно. Нынешний порядок, невзирая на его неуклюжесть, частые промахи и различного рода недочеты, обладает тем преимуществом по сравнению со всяким другим, что он функционирует. Несомненно, и нынешний порядок постепенно перейдет в другой, и другой порядок тоже будет функционировать не столько сам по себе, сколько в зависимости от вложенного в него людьми содержания. Правильна ли наша система? Конечно, неправильна с тысячи сторон. Тяжеловесна? Да! С точки зрения права и разума она Давно должна бы рухнуть. Но она держится.

1 2 3 4 | стр.1
Поиск по сайту:
При цитировании материалов сайта активная гиперссылка на источник обязательна

Copyright © 2003 - 2017   Все права защищены
Сайт Инвестора и Спекулянта «BuLL and BeaR»


Rambler's Top100 Яндекс цитирования