Сайт Инвестора и Спекулянта «BuLL and BeaR»
[ Главная ]  [ Биографии ]  [ Статьи ]  [ Библиотека ]  [ Форум ]  [ Контакты ]  [ Карта сайта ] 

Теория Доу

Уильям Питер Гамильтон

1 2 | стр.1

Английский экономист, чей искренний гуманизм всегда делал его работы замечательно интересными, покойный Уильям Стэнли Джевонс, предлагал теорию о существовании связи между коммерческой паникой и пятнами на Солнце. Он представил ряд дат, начиная с семнадцатого века, показывающих очевидное совпадение двух явлений. Совершенно по-человечески и мило, что он преуменьшил довольно неприглядные финансовые трудности двухсотлетней давности, потому что в то время не было достаточного количества пятен на Солнце. В начале 1905 года я опубликовал в газете "Нью-Йорк тайме" критический обзор теории Джевонса, где говорил, что в то время как в душе люди, работающие на Уолл-стрите, верят в цикличность паники и процветания, им все равно, есть ли достаточное число пятен на Солнце, чтобы сделать стрэйт флэш. Молодость безрассудна и непочтительна. Возможно, вежливее было бы сказать, что случайная периодическая связь ничего не доказывает, вроде точного совпадения президентских выборов с високосными годами.

Циклы и поэты

Многие преподаватели экономической науки и многие бизнесмены, даже не притязающие на более скромное звание студента, имеют глубокую и здравую веру в существование цикличности в делах человека. Не требуется понимания теории относительности Эйнштейна, чтобы увидеть, что мир в своем моральном развитии не может идти по прямой. Движение будет, по меньшей мере, напоминать скорее путешествие нашего мира вокруг Солнца, которое вместе со своими планетами-спутниками движется по направлению к созвездию Веги. Поэты определенно верят в теорию циклов. У Байрона есть замечательное место в поэме "Паломничество Чайльд-Гарольда", которое, чтобы отдать ему должное, следует читать от предшествующей апострофы к башне Метеллы. Вот байроновский цикл:

Вот человечества историй всех мораль:
Все прошлое не более чем повторенье;
Сперва свобода, следом слава; когда обманут те надежды –
Богатство, зло, продажность, варварство в конце;
И вот история во всех своих томах
Займет у вас не более страницы.

По-видимому, существуют циклы паники и времени процветания. Любой человек с практическим знанием современной истории сможет перечислить даты наших паник – 1837, 1857, 1866 (паника Оверэнда-Гарни в Лондоне), 1873, 1884, 1893, 1907, пусть, даже хорошо посомневавшись, добавит дефляционный 1920 год. Годы паники показывают, по крайней мере, непостоянный интервал между ними, от десяти до четырнадцати лет, причем очевидно, что интервалы имеют тенденцию к удлинению...

Периодичность

Однако прагматический фундамент этой теории, рабочая гипотеза, как минимум, заключается в самой человеческой природе. Процветание побуждает людей к расширению деятельности, а раскаяние за последствия такого расширения порождает соответственную депрессию. Вслед за черным часом абсолютной паники рабочие будут благодарны, если смогут что-то получить и будут медленно откладывать из своих уменьшенных заработков, в то время как владельцы капитала будут довольствоваться малыми прибылями и быстрыми поступлениями. Наступит период перестройки, вроде той реорганизации большинства американских железных дорог после паники 1893 года. Сегодня мы обнаруживаем, что наши доходы превышают расходы, деньги дешевеют, что в воздухе витает дух авантюры. Мы переходим от времен вялого или спокойного бизнеса к настоящей активности. Она постепенно развивается в широкую спекуляцию, с высокой стоимостью денег, резко возросшими заработками и другими привычными симптомами. После нескольких лет хороших времен напряжение цепи приходится на ее самое слабое звено. Происходит коллапс наподобие того, что был в 1907 году, депрессия, предсказываемая на фондовом рынке и ценами на товары, за которой следует громадная безработица, частый и реальный рост депозитов в сберегательных кассах, но полное отсутствие денег, доступных для авантюр.

Необходимость в барометре

Перечитайте опять байроновские строчки и посмотрите, не заставляет ли сравнение задуматься. Чего бы стоила дискуссия о бизнесе, если бы мы не могли привнести в нее по меньшей мере немного поэтического воображения? Но, к сожалению, кризисы вызываются слишком большим воображением. Что нам требуется, так это бездушные барометры, индексы цен и средние величины, которые говорили бы нам, куда мы идем и что мы можем ожидать. Самым лучшим, потому что он самый беспристрастный, самый беспощадный из этих барометров, это зафиксированная средняя величина цен на фондовой бирже. С переменными составляющими и, на ранней стадии, с меньшим количеством акций, но постоянно в течение тридцати или более лет эти данные сохранялись в "Доу-Джонс ньюс сервис".

Существует метод их чтения, приносящий хорошие результаты, хотя это чтение иногда раздражает как оптимиста, так и пессимиста. Барометр предсказывает плохую погоду при абсолютно ясном небе. Бесполезно замахиваться на ливень топором только потому, что он уничтожит урожай капусты на огороде бедной миссис Браун. В прошлом мне выпала участь обсуждать эти средние величины в печати на протяжении многих лет, базируясь на проверенной теории покойного Чарльза Г. Доу, основателя газеты "Уоллстрит джорнэл". Может быть не очень подобающе говорить, что анализ движения цен действительно оказывался постоянно полезен. Но тот, кто отважится на такую дискуссию, кто читает барометр, тот учится принимать во внимание естественное негодование на самого себя из-за погибшей капусты миссис Браун.

Теория Доу

Теория Доу по существу проста. Она показывает, что на фондовом рынке одновременно существуют, развиваясь, три движения. Самое большое – основное движение, например, бычий рынок. Он начался с переизбранием Маккинли в 1900 году и достиг высшей точки в сентябре 1902 года, задержавшись, но не остановившись из-за известной паники фондового рынка, явившейся следствием "Северо-Тихоокеанского корнера" в 1901 году; или основной медвежий рынок, развившийся в районе октября 1919 года и достигший кульминации в июне-августе 1921 года.

Мы покажем, что это основное движение имеет тенденцию к существованию в течение, по крайней мере, одного года, а обычно гораздо дольше. Одновременно с ним, или по ходу его, существует второе движение Доу, представленное резкими оживлениями в основном медвежьем рынке и острыми реакциями на основном бычьем рынке. Ярким примером последней служит резкое падение акций 9 мая 1901 года. В подобных вторичных движениях акции промышленных предприятий (взятые отдельно от железнодорожных) могут возобновить свой рост гораздо быстрее, чем железнодорожные, или вести могут железнодорожные акции, и вряд ли стоит говорить, что двадцать активных железнодорожных акций и двадцать промышленных акций, двигаясь вместе, не будут продвигаться пункт в пункт даже в основном движении. В длительном периоде повышения, предшествовавшем медвежьему рынку, начавшемуся в октябре 1919 года, железнодорожные акции падали в цене и были относительно неактивны и невостребованы, очевидно потому, что из-за государственного владения и гарантий в то время они находились практически вне спекулятивного поля и не оказывали нормального влияния на спекулятивный барометр. После возобновления частного владения ими они будут стремиться вернуть большую часть своего былого значения.

Влияние теории

Очевидно, что одновременно с основным и вторичным движениями рынка постоянно на всем протяжении времени существовали, как указывал Доу, ежедневные колебания. Здесь нужно сказать, что для спекуляции отдельными акциями индекс является обманчивым. Что бы случилось со спекулянтом, который полагал, что реакция вторичного движения наступит в мае 1901 года, как предвещали индексы, и если бы он, веря в это, из всех акций выбрал для короткой продажи акции "Нотерн пасифик"? Некоторые трейдеры так и сделали, и им повезло, если они закрылись, потеряв шестьдесят пять пунктов.

На практике Теория Доу имеет множество проявлений. Одно из наиболее проверенных – два индекса подкрепляют друг друга – и не бывает такого основного движения и редко вторичного движения, где бы они не совпадали. Исследование показателей индексов показывает, что существуют периоды, когда колебания в течение ряда недель находятся в узких диапазонах; как, например, в ситуации, где промышленные акции не продаются ниже семидесяти или выше семидесяти четырех, а железнодорожные акции не продаются выше семидесяти семи или ниже семидесяти трех. В техническом смысле это называется "строить линию", и опыт показывает, что это означает период или распределения, или накопления. Когда два индекса поднимаются над высшей точкой линии, это сильный бычий признак. Это может означать вторичное оживление на медвежьем рынке; в 1921 году это означало официальное начало первичного бычьего движения, продолжившегося до 1922 года.

Однако если два индекса прорвутся через нижний уровень, очевидно, что рынок акций достиг того, что метеорологи назвали бы "точкой насыщения". Следует выпадение осадков – вторичное медвежье движение на бычьем рынке или начало основного нисходящего движения вроде того, что произошло в октябре 1919 года. После закрытия фондовой биржи в 1914 году число промышленных акций, выбранных для сравнения, увеличено с двенадцати до двадцати и казалось, что индексы будут расстроены, особенно когда впечатляющие движения акций, таких как "Дженерал электрик", делали колебания промышленных акций гораздо более выразительными, чем железнодорожных. Но люди, изучающие индексы, вернулись в прошлое с двадцатью отобранными акциями и обнаружили, что колебания двадцати акций в предыдущие годы почти каждый день совпадают с зарегистрированными колебаниями двенадцати акций, выбранных первоначально.

Стандарт индекса Доу-Джонса

Индекс Доу-Джонса все еще стандарт, хотя он и имитируется самым широким образом. Существуют различные способы его прочтения; но ничто не выдержало проверки, примененной к теории Доу. Слабость любого другого метода в том, что привносятся чуждые факты из-за их заманчивой важности. Делаются ненужные попытки соединить объем продаж и трактовать индекс со ссылкой на данные индексов товарной группы. Но должно быть очевидно, что индексы уже приняли эти вещи во внимание, как барометр учитывает все, что влияет на погоду. Движение цен представляет совокупные знания Уолл-стрита и, кроме того, совокупные знания о предстоящих событиях.

Никто на Уолл-стрите не знает всего. Я знал людей, которых во времена Генри Г. Роджерса принято было называть "толпой Стандарт ойл", и они годами неизменно ошибались в отношении фондового рынка. Одно дело иметь "внутреннюю информацию", но совсем другое – знать, как на это отреагируют акции. Рынок представляет все, что каждый знает, на что надеется, во что верит, чего ожидает, и все эти знания просеиваются, пока не остается то, что сенатор Долливер однажды назвал, цитируя редакционную статью "Уолл-стрит джорнэл" в Сенате США, безжалостным вердиктом рынка.

Теория Доу применительно к спекуляции

...Теорию Доу о движении цен фондового рынка... можно суммировать в трех предложениях. В редакционной статье "Уолл-стрит джорнэл", опубликованной 19 декабря 1900 года, он говорит:

Рынок всегда должен рассматриваться как имеющий три движения, и все они идут в одно и то же время. Первое – ограниченное движение изо дня в день. Второе – короткое колебание от двух недель до месяца и больше; третье – основное движение, охватывающее по своей продолжительности по крайней мере четыре года.

Мы уже показали, что третье основное движение цен на фондовом рынке может завершиться гораздо раньше, чем через предложенные Доу четыре года, и что попытка поделить десятилетний период теории панического цикла на медвежий и бычий рынки приблизительно по пять лет каждый приводит к невольному преувеличению. Однако это не играет никакой роли. Доу удачно сформулировал теорию движения рынка акций наиважнейших компаний и так синхронизировал эти движения, что те, кто пришел после него, смогли построить экономический барометр.

1 2 | стр.1
Поиск по сайту:
При цитировании материалов сайта активная гиперссылка на источник обязательна

Copyright © 2003 - 2017   Все права защищены
Сайт Инвестора и Спекулянта «BuLL and BeaR»


Rambler's Top100 Яндекс цитирования