Сайт Инвестора и Спекулянта «BuLL and BeaR»
[ Главная ]  [ Биографии ]  [ Статьи ]  [ Библиотека ]  [ Форум ]  [ Контакты ]  [ Карта сайта ] 

Проблемы с "Киддер Пибоди"

Джек Уэлч

1 2 3 | стр.1

  – Бога ради, Джек, что ты собираешься делать дальше? Купишь "Макдоналдс"?

Слова эти были произнесены в апреле 1986 года на чемпионате по гольфу в Огасте; я в тот момент пытался добросить мяч до третьей лунки. Четыре месяца назад мы объявили о покупке Ар-си-эй, и уже сейчас я приобрел "Киддер Пибоди", один из старейших инвестиционных банков на Уолл-стрит.

Мои партнеры по гольфу просто шутили, но были и такие люди, которые не одобряли наш последний шаг. По крайней мере троим из совета директоров "Дженерал электрик" идея эта не нравилась, в том числе президенту "Ситибэнк" Уолту Ринстону и президенту "Джей-пи Морган" Лу Престону. А за их плечами стоял огромный опыт финансовой деятельности. Вместе с Энди Сиглером, президентом "Чемпион интернэшнл", они предостерегали, что новое предприятие сильно отличается от остальных.

  – Талантливые сотрудники катаются вверх и вниз по эскалаторам каждый день и могут уйти в любую секунду, – говорил мне Ринстон. – Ты покупаешь только мебель.

На апрельском совещании в Канзас-Сити я отстаивал свое предложение – и совет принял его.

Классический пример высокомерия. Успехи с Ар-си-эй в 1985-м и со "Страхованием сотрудников" в 1984-м вскружили мне голову. Честно говоря, меня просто распирало от самодовольства. Я по-прежнему не мог освоиться с внутренним управлением, но что касается приобретений и слияний, то тут я чувствовал себя докой.

Скоро стало ясно, что я себя несколько переоценил.

Покупка "Киддер" представлялась делом абсолютно логичным. В 80-х годах часто практиковался выкуп контрольного пакета акций за счет кредита. "Дженерал электрик кэпитал" играла большую роль в подобных операциях и за предыдущие три года профинансировала приобретения более чем 75 компаниям. В том числе помогла Биллу Саймону и Рею Чамберсу выкупить "Гибсон гритинг карде", когда система кредитов только начинала свое победоносное шествие.

Нам надоело вкладывать свои деньги и рисковать ими, в то время как инвестиционные банки стояли в сторонке, радуясь огромным авансам. Мы думали, что "Киддер" станет первой ласточкой, открывающей путь к новым сделкам, в которых не придется платить больших налогов другим брокерским конторам на Уолл-стрит.

Через восемь месяцев после закрытия сделки выяснилось, что мы втянулись в самый жуткий скандал, какой только вообще происходил на Уолл-стрит. Марти Сигел, лучший маклер "Киддер", признался, что продавал Айвену Боески акции внутреннего пользования, получая за них целые чемоданы наличности. Еще он сообщил, что "Киддер" заключает сделки, пользуясь информацией, нелегально полученной от сотрудника "Голдман Сакс" Ричарда Фримена. Он выдал двух мошенников и помогал следствию, которое вел федеральный прокурор Руди Джулиани.

В результате 12 февраля 1987 года в офис "Киддер" на Ганновер-стрит, 10, в Нью-Йорке ввалилась группа вооруженных фэбээровцев. Они обыскали, заковали в наручники и увезли главу арбитражной комиссии Ричарда Вигтона. Также арестовали Тима Табора, еще одного скупщика ценных бумаг, который раньше работал в "Киддер", и Фримена из "Голдман Сакс" за нелегальную торговлю. Обвинения против Вигтона и Табора быстро сняли, а вот Фримена приговорили к четырем месяцам тюрьмы и штрафу в миллион долларов.

Хотя нелегальная торговля осуществлялась еще до того, как "Дженерал электрик" приобрела "Киддер", нас в качестве владельцев привлекли к ответственности перед законом. После арестов мы начали следственный процесс, в полной мере сотрудничая с Джулиани и Комиссией по ценным бумагам. Выяснилось, что в системе контроля над компанией полно дыр. Президент "Киддер" Ральф Денунцио не имел к скандалу никакого отношения, но тем не менее Сигел пользовался полной свободой действий.

Сигел преуспел на торгах обыкновенными акциями, и когда он попросил дополнительных средств, чтобы провернуть сделку, особых вопросов ему не задавали. У него была одна странная привычка, которая и доказала его причастность к мошенничеству: он забивал ящики своего стола розовыми листочками с именами тех, кто ему звонил. С помощью этих листочков и пленок с телефонными разговорами по "Киддер" не составило труда разгадать схему торговли Сигела.

Во власти Джулиани было лишить "Киддер" лицензии и уничтожить организацию, и он настоял на увольнении почти всех менеджеров высшего звена. Ларри Боссиди, который в то время занимал пост вице-президента "Дженерал электрик", несколько уик-эндов договаривался об условиях с Джулиани. Все кончилось тем, что мы заплатили 26 миллионов, закрыли в "Киддер" сектор ценных бумаг и договорились установить более жесткий контроль над всеми операциями. Пока дело тянулось, Ральф Денунцио и несколько его главных помощников решили уйти.

Таким образом, у нас действительно осталась практически одна мебель, как и предупреждал Ринстон. Нам не хватало человека, который бы вернул компании доверие инвесторов. Я подумал, что лучше Си Каткарта не найти. Он человек большого ума и кристальной честности, к тому же мой друг. В течение 15 лет Си состоял в совете директоров "Дженерал электрик" и занимал пост президента "Иллинойс тул уоркс".

Я позвонил ему в Чикаго и рассказал о новой работе, но Си сначала нисколько не вдохновился.

  – Ты что, совсем выжил из своего соломенного умишки? – спросил он.
  – Си, ты просто послушай. Давай я приеду к тебе или ты прилетишь в Нью-Йорк, и мы хорошенько все обсудим.

Через несколько дней мы с Ларри Боссиди встретили Каткарта в итальянском ресторанчике на одной из улиц Нью-Йорка. Си принес с собой лист желтой бумаги, где перечислил пять причин, почему эта идея дурацкая. Он составил список людей, которые, по его мнению, гораздо лучше подойдут на должность. Я взглянул на его заметки и скомкал лист.

  – Си, у нас действительно проблемы, и только ты можешь нам помочь, – сказал я. – Нам надо стабилизировать ситуацию и вернуть "Киддер" в нормальное состояние. Тут работы всего на пару лет. Вам с Корки будет очень интересно в Нью-Йорке. Ты еще слишком молод, чтобы уходить на пенсию.

Я сказал намного больше. Он действительно был нужен нам с Ларри. В конце концов Си согласился слетать домой и посоветоваться со своей женой Корки. К счастью, она хотела пожить в Нью-Йорке, а Си хотел помочь нам. Через пару дней он позвонил и сказал, что принимает предложение.

Через день после того, как Джулиани снял обвинения против Вигтона и Табора, 14 мая, Си вступил в должность исполнительного директора и президента "Киддер". Ровно в 10 утра Ларри Боссиди вывесил объявление о смене руководства снаружи на ящике для жалоб. Но далеко не все восприняли сообщение с энтузиазмом.

Одна из многих проблем состояла в том, что Марти Сигел был не просто парнем, который прикарманил чужие деньги и устроил скандал. Он был звездой "Киддер". Этот обаятельный и сладкоречивый мошенник получал самые большие гонорары и занимал первое место среди банковских служащих Уолл-стрит.

Пресса называла Сигела "лицензией "Киддер". Многие маклеры "Киддер" обожали и идеализировали парня. Сигел заплатил девять миллионов долларов за две нелегальные продажи ценных бумаг и отсидел в тюрьме два месяца, после чего его освободили на поруки. Он столького добился сам, что никто не мог понять, зачем он вообще связался с Боески.

Многие сотрудники "Киддер" существовали за счет лицензии Сигела. С ее утратой пал моральный дух всей компании. Стоило Си копнуть глубже, как открылись очень неприятные вещи. Когда он спросил про закупки – такой вопрос задаст любой производственник, – никто не мог сказать, кто руководит этим отделом и вообще где он находится. Система вознаграждений существовала сама для себя. Ральф садился с начальственной верхушкой, и они распределяли между собой годовые премии.

Честно говоря, мы поразились объему поощрений. В то время премиальный фонд "Дженерал электрик" составлял менее 100 миллионов при 4 миллиардах доходов. Бюджет "Киддер" предусматривал 140 миллионов премиальных – при том они не зарабатывали и двадцатой части наших денег.

Си вспоминает, что в день получения премий офисы "Киддер" опустели за час. "Можно было выстрелить из пушки и ни в кого не попасть", – говорил он мне. Многие сотрудники "Киддер" жили за счет премий. Нам с Си мир этот был совершенно чужим.

Когда Си первый раз решил разобраться с премиями, он попросил каждого сотрудника "Киддер" составить список своих достижений за последний год. Конечно, выяснилось, что все шесть человек были ключевыми игроками в одной и той же сделке. Каждый свято верил в то, что именно он двигает дело. Так выглядит система, где каждый элемент переоценивает собственное значение.

Милости Божьи зависят от удачи. На Уолл-стрит это понимаешь лучше всего. Нигде больше такое количество обычных людей не зарабатывают такое количество денег. Конечно, встречаются и звезды, и те, кто честно заработал каждые 10 центов. Но вокруг них бушует толпа совсем иного толка. Только на Уолл-стрит 100 тысяч долларов значат столько же, сколько чаевые в ресторане.

Когда ты даешь человеку чек на 10 миллионов, он смотрит тебе прямо в глаза и говорит: "Десять? А парень через два дома только что получил двенадцать". Слово "спасибо" редко произносится в стенах "Киддер".

1 2 3 | стр.1
Поиск по сайту:
При цитировании материалов сайта активная гиперссылка на источник обязательна

Copyright © 2003 - 2017   Все права защищены
Сайт Инвестора и Спекулянта «BuLL and BeaR»


Rambler's Top100 Яндекс цитирования