Сайт Инвестора и Спекулянта «BuLL and BeaR»
[ Главная ]  [ Биографии ]  [ Статьи ]  [ Библиотека ]  [ Форум ]  [ Контакты ]  [ Карта сайта ] 

Доверие и паевые инвестиционные фонды

БАЧЕРОВ АЛЕКСЕЙ

   Мир инвестиций это не только мир больших денег, больших доходов, огромных зарплат, накала страстей, удач и поражений, мошенничества и не сбывшихся или сбывшихся мечтаний. Это, прежде всего, мир, в котором простое человеческое доверие играет первостепенную роль. Вся финансовая система строится на обычном доверии. И если завтра это доверие исчезнет, то рынки и все финансовые институты рухнут в один миг.
   Но доверие не базируется на своде законов и нормативных документах, на регулирующих органах и бюрократической машине государства. Оно приходит со временем, зарабатывается годами честной работы и открытым отношением. Доверие нельзя заключить в рамки законов и поставить над ним надзорный орган, сделав доверие еще более доверительным.
   Сегодня законодатели забыли об этом и в своем стремлении защитить доверителей от доверенных, создали огромную неповоротливую машину, которая уже начала работать сама на себя. Эта машина старается ограничить «доверие», создавая законы, где не может быть другого «доверия», кроме прописаного в законе. В угоду этому ложному «доверию» приносится в жертву дух свободного предпринимательства, экономическая эффективность и целесообразность. Доверительное управление и коллективные инвестиции – это тот самый случай, когда закон опустошил понятие «доверия», оставив голую юридическую конструкцию.
   В мире финансов и инвестиций деньги следуют за людьми с идеями, а не за юридической конструкцией и всегда плохо, когда юридическая конструкция становится препятствием на пути этого движения.
   Доверие способно работать и без надзорных органов, но в рамках действующего гражданского законодательства. И уж точно работает эффективнее без них (надзорных органов)!
   На рынке финансовых услуг можно услышать словосочетание «Доверительное управление» (далее ДУ). Чаще всего это встречается в виде индивидуальной услуги или в виде коллективных инвестиций, набирающих свою популярность в качестве Паевых Инвестиционных Фондов. Виды деятельности, связанные с предоставлением этих услуг, сегодня лицензируются в соответствии с действующим законодательством и регулируются специальным надзорным органом. С одной стороны это создает некую гарантию от мошеннических действий со стороны доверительного управляющего по отношению к учредителям (участникам) такого доверительного управления (владельцам инвестиционных паев ПИФов). С другой стороны - законы и нормативные акты, предписывающие необходимые условия для осуществления лицензируемой деятельности, сегодня совершенно удалили саму суть из словосочетания «Доверительное управление», оставив при этом пустотелую юридическую конструкцию.
   Суть подобных взаимоотношений должна быть основана на «доверии». Одно лицо, обладающее финансовым капиталом, доверяет управление другому лицу, которое, по его мнению, обладает необходимыми и достаточными знаниями для грамотного управления этим капиталом. При этом действующие нормы Гражданского Кодекса РФ позволяли и позволяют до сих пор разработать необходимую юридическую конструкцию для объединения интересов таких лиц.
   Сторонники жесткого регулирования любят указывать, что при массовости подобного вида услуг растет риск мошенничества или неправомерных действий управляющего. Это справедливый аргумент. Однако, если доверительный управляющий обманывает своих доверителей, то с моральной стороны он уже подрывает оказанное ему «доверие», с юридической же - он осуществляет мошенничество или иное действие, попадающее под Уголовный кодекс РФ. Рассматривая ситуации с этой стороны, роль регулятора становится уже не столь очевидной. Конечно, наличие лицензий позволяет не только регулировать отношения между управляющим и учредителями ДУ, но также осуществлять массу иных функций, помогающих в решении государственных задач. Например, сбор и предоставление информации для препятствия отмыванию доходов, полученных преступным путем, и противодействие терроризму. Однако с экономической точки зрения осуществление таких функций требует наличия в штате управляющего дорогостоящих специалистов, бремя оплаты которых вынужден нести учредитель ДУ – поставщик финансового капитала. То есть, появляется своего рода вменённый налог, косвенно уплачиваемый за счет средств, которые на момент учреждения не принесли прибыли. И это только один пример, а таких функций достаточно много. Все они подаются как защита интересов учредителей ДУ, хотя в сущности не имеют к его интересам никакого отношения. Свои же права можно отстаивать и в обычном порядке, в том числе, в судебном, без регулятора при наличии грамотно проработанного Устава или Учредительного договора. К тому же регулятор, по большому счету, должен «наказывать» управляющего в том же судебном порядке. Однако сегодняшние законы дают регулятору полномочия без суда отобрать лицензию, что создает поле для коррупции и нарушает базовый принцип Конституции – презумпцию невиновности с одной стороны, а с другой создает системный экономический риск для самого учредителя ДУ. Так, например, время, потраченное на перевод имущества от одного управляющего к другому, может затянуться на длительный срок, на протяжении которого будут заморожены все операции, а это, в свою очередь, может принести убытки как в виде прямых издержек за передачу имущества новому управляющему, так и в виде рыночных потерь из-за несвоевременной реализации каких-либо рыночных активов, интенсивно теряющих в цене.
   Подводя итог, можно выделить следующее:

  1. Доверительное управление должно создаваться по форме и по сути отвечающим смыслу данного словосочетания. Мошенничество и нечистоплотность управляющего или учредителей ДУ в такого рода отношениях не могут быть ограничены за счет лицензий и наличия регулятора.
  2. Управляющий и учредители ДУ должны внимательно подходить к разработке базовых юридических документов. Это исключит риск дальнейшего непонимания и предъявления взаимных претензий.
  3. Наличие регулятора не исключает риски мошенничества, однако вносит системный административный риск. Например, величина убытков только по штрафам за несвоевременное выполнение установленных регулятором требований (заметим, что вся нормативная база сегодня это свыше 1500 страниц формата А4 печатного текста, местами имеющая неоднозначную трактовку) может составить 500 000 рублей. Важно также отметить, что норматив достаточности собственных средств доверительного Управляющего по лицензионным требованиям должен составлять 80 млн. рублей (это средства без учета капитала учредителей ДУ) и в законе нет требований к экономической квалификации такого управляющего. То есть, грамотный управляющий, способный извлекать для своих клиентов 30 – 60% годовых на вложенный капитал, не имеет возможности это делать, если у него нет 80 млн. рублей собственных средств. Он вынужден договариваться с компанией, имеющей такую лицензию, и оплачивать ее услуги либо за счет прибыли учредителей, либо за счет своего вознаграждения. Это идет в ущерб интересов как управляющего, так и учредителей ДУ.

   Однако из всего вышесказанного не следует, что не существует никакого иного метода, который позволил бы построить юридическую конструкцию в действующем правовом поле. Сегодня можно организовать не пустотелое доверительное управление, а настоящее, с грамотной правовой защитой интересов управляющего и учредителей без системных административных рисков.

   АБ ТРАСТ и Ко – новый тип инвестиционного фонда может разрешить противоречия возникающие в Паевых Инвестиционных Фондах и при индивидуальном доверительном управлении.

Бачеров Алексей
18 февраля 2013
lex@bull-n-bear.ru
Поиск по сайту:
При цитировании материалов сайта активная гиперссылка на источник обязательна

Copyright © 2003 - 2017   Все права защищены
Сайт Инвестора и Спекулянта «BuLL and BeaR»


Rambler's Top100 Яндекс цитирования