Сайт Инвестора и Спекулянта «BuLL and BeaR»
[ Главная ]  [ Биографии ]  [ Статьи ]  [ Библиотека ]  [ Форум ]  [ Контакты ]  [ Карта сайта ] 

Кодекс БУСИДО, ХАГАКУРЭ
Ямамото Цунэтомо

Предисловие I II III IV VI VII VIII IX X XI | Предисловие

Рисунок самурая    Когда в мире царит спокойствие, благородный человек не растается со своим мечом. У Цзы

   Путь самурая обретается в смерти. Когда для выбора имеются два пути, существует лишь быстрый и единственный выход - смерть. Это не особенно трудно. Хагакурэ

   Предисловие
   Весной 1592 года войска некогда могущественного клана Такэда были почти полностью уничтожены. Армия противника в десять раз превосходила силы клана. Предводитель клана сбежал, а его войска были обращены в бегство. Бывший долгое время в немилости воин Цутия Содзо со словами: "Где же теперь те, кто ежедневно произносили храбрые речи?" один вышел на поле боя и погиб в сражении, исход которого был очевиден.
   В 1944 году, поздней осенью, лейтенант военно-морских сил Японии Тэси Харуо находился на небольшом острове в Тихом океане. Однажды его гарнизон получил по радио сообщение о том, что крупное американское соединение движется к Филиппинам, уничтожая по пути все японские гарнизоны. Возможность бегства даже не обсуждалась. Лейтенант проверил, безупречно ли выглядит его форма, и приготовился встретить смерть.
   Эти два события случились в эпохи, очень далекие друг от друга, но имеют одно объяснение - оба японских воина, средневековый и современный, поступали в соответствии с бусидо - неписаным кодексом поведения воина в обществе, сводом правил и норм "истинного", "идеального" воина, философией, корни которой уходят далеко вглубь истории.
   Слово бусидо состоит из трех иероглифов, первые два составляют слово буси - единственное слово из нескольких имеющихся в японском языке для обозначения понятия, наиболее точно передающего сущность воина.
   В первом иероглифе "бу" ключом является иероглиф со значением "останавливать".
   А второй частью знака - сокращенный вариант идеограммы, обозначающей "копье". Древний китайский словарь Шу Вэнь дает следующее пояснение: "Бу заключается в способности подчинить себе оружие и, следовательно, остановить копье". В другом древнекитайском источнике (книге Цзы Чуань) мы находим более подробное толкование, в котором говорится, что бу включает в себя бун, то есть литературу, каллиграфию и в более широком смысле все невоенные искусства.
   Бу запрещает насилие и подчиняет оружие - "останавливает копье".
   Иероглиф "си" в современном японском языке имеет значение "военный", "воин", "мужчина" и даже "благородный человек". А первоначально, в Китае, этим словом определялись люди, которые обладали мастерством в определенной сфере и занимали свое положение в обществе благодаря учености, однако готовы были взять в руки оружие, когда это необходимо.
   Таким образом, буси - это человек, способный сохранять мир как с помощью искусства, так и военными средствами.
   Третий иероглиф - "до" - обозначает Путь - важнейшее для большинства восточных философий понятие, в данном случае объединяющее эти на первый взгляд несовместимых качества - бун и бу, в образе жизни "идеального" человека.
   Общество японского средневековья было феодальным, в нем каждый имел своего господина и обязан был ему служить. Поэтому "идеальному" человеку в жизни надлежало выполнять именно функции слуги, или самурая.
   Начиная с середины периода Хэян самураи (буквально это слово означает - "тот, кто прислуживает знатному человеку" ) стали охранять высшую знать и поэтому всегда были вооружены. Поскольку слуг все чаще набирали из сословия воинов, термин самурай к концу 12 века стал полным синонимом слова буси. В дальнейшем понятие самурая ассоциировалось лишь со слугами крупных феодалов, происходившими из высшего и среднего эшелонов военного сословия, имевшими отношение к управлению государством или кланом.
   К началу 13 века можно отнести возникновение буси как класса. Любопытно, что образ аристократа-воителя, типичный для древних хроник, отвечает действительности не целиком, поскольку ряды самурайского сословия укреплялись за счет представителей низших классов - пеших воинов асигару. Они не были так образованны, как имевшие аристократическое или даже императорское происхождение предводители военного сословия, и не имели тех средств, которыми располагали их вышестоящие соратники. Тем не менее, многим из асигару удавалось подняться по социальной лестнице и войти в верхнюю прослойку класса буси лишь благодаря выдающимся способностям воина. Это явление было особенно характерным для Периода Сражающихся Царств (Сэнгоку дзидай) - внутренней войны, которая длилась с 1467 по 1568 гг. В течение этого времени практически непрерывно на территории Японии возникали вооруженные конфликты между землевладельцами, каждый из которых стремился установить полный контроль над своей территорией. В 1568 г. Ода Нобунага, сын одного из даймё, сделал успешную попытку положить начало воссоединению страны. После его смерти Тоётоми Хидэёси завершил этот процесс. Тоётоми Хидэёси, выходец из низкого сословия, сумел достичь выдающихся успехов, более того - стать самым влиятельным правителем в стране. По иронии судьбы, именно он указом от 1591 года запретил переходы из одного сословия в другое, и ограничил все японское общество рамками четырех классов - воинов, землевладельцев, ремесленников и торговцев.
   Тексты, вошедшие в эту книгу, написаны представителями сословия воинов, и адресованы они также воинам. Здесь самураи рассказывают об идеалах своего сословия, но преследуют они при этом и вполне реальную цель - обеспечить стабильность и дальнейшее существование клана. Поэтому эти наставления старших молодым так искренни и полны жизненной энергии. Они были написаны не для того, чтобы приятно проводить время за их чтением, а прежде всего - чтобы ими пользоваться. Однако, это вовсе не наборы сухих инструкций, и литературная ценность этих текстов несомненна.
   Проблема важности литературной подготовки для воина затронута во многих произведениях, вошедших в эту книгу. Сиба Есимаса (1350- 1410) в вопросах, связанных с культурой воина, был, пожалуй, наиболее красноречив и убедителен. Всю свою жизнь Сиба активно участвовал в военной и политической борьбе, но все же всегда находил время для занятий каллиграфией и изучения поэзии. В своем наиболее известном произведении "Тикубасё", которое он написал в изящном классическом стиле, Сиба Есимаса убеждает своего читателя, что стремление быть образованным не утратило актуальности для самурая со времен написания Хэйкэ Моногатари (около 1200 г.), эпической военной баллады ("гунки моногатари"), прославлявшей идеал высокообразованного воина, способного достигнуть совершенства как в литературе и искусстве, так и в военном мастерстве.
   Несколько отличается взгляд на этот вопрос, например, у Като Киёмасы (1562-1611). В инструкциях для своих самураев "независимо от звания" он поощряет учение, однако предельно четко ограничивает рамки того, что следует изучать. В его посланиях говорится, что необходимо читать книги по военному делу, особое внимание уделять таким добродетелям, как преданность хозяину и почитание родителей. Зато занятия поэзией запрещаются: "Мужчина неизбежно уподобится женщине, если откроет сердце для подобной утонченной изысканности. Если ты воин, ты должен стремиться крепко держать в руках длинный и короткий мечи и умереть". Также Като запрещает самураям заниматься танцами Но; поскольку танцы не имеют отношения к военному искусству - воин, который занимается танцами, роняет свое достоинство, а значит обязан совершить сэппуку, то есть убить себя.
   Однако несмотря на такое различие взглядов касательно образования, никто не ставил под сомнение тот факт, что одного военного мастерства недостаточно для полной гармонии воина.
   Сэппуку - ритуальное самоубийство - занимает особое место в мировоззрении самураев. Особенно ярко это видно из Хагакурэ, сочинения Ямамото Цунэтомо.
   Европейцам этот ритуал лучше известен под названием харакири. Оба слова записываются одними и теми же иероглифами. Разное их прочтение обусловлено тем, что в одном случае иероглифы произносятся согласно китайскому чтению (сэппуку), а в другом - согласно японскому (харакири). Первое в Японии используется гораздо чаще, чем имеющее оттенок просторечия второе.
   Самурай должен был совершить сэппуку, когда осознавал, что, согласно бусидо, его душа больше не может оставаться в теле. А согласно учению Дзэн основным жизненным центром человека считается не сердце, а брюшная полость. Таким образом, разрезая себе живот, воин выпускал душу из тела. Совершалось это всегда по требованию чести. Причиной могло быть оскорбленное достоинство воина, необходимость сохранения тайны или честного имени (своего и особенно господина), приказ господина совершить этот ритуал (в наказание или по любой другой причине), смерть господина, нежелание быть взятым в плен, лишение возможности применения своих профессиональных навыков воина.
   Как разновидность сэппуку долгое время существовало явление дзюнси или цуйфуку - "самоубийство вослед": когда добровольно уходил из жизни господин, самурай спрашивал позволения совершить сэппуку вместе с ним. Отказ хозяина в этой ситуации обрекал слугу и всех его потомков на бесчестье. Сэппуку совершалось также в знак протеста против какой-либо несправедливости для сохранения чести самурая либо как жертва во имя идеи.
   В период Эдо (1603-1807), когда обряд сформировался окончательно, основанием для совершения сэппуку мог также служить официальный приговор суда.
   Сэппуку совершалось особым кинжалом - кусунгобу, имевшим длину около 25 см, или вакидзаси - малым самурайским мечом. В случае крайней необходимости самурай мог воспользоваться и большим мечом, взяв его за обернутое в ткань лезвие.
   Рядом с самураем, совершающим сэппуку, обязательно должен был присутствовать кайсяку, роль которого мог взять на себя лучший друг, ученик или родственник. После того как самурай вонзал кинжал в живот, кайсяку должен был одним взмахом меча отрубить голову воину, чтобы прекратить его мучения. Приемы сэппуку были канонизированы и преподавались с детства.
   Такие представления о самоубийстве способны привести в ужас современного европейца, привыкшего к мысли о том, что жизнь человеку дается всего один раз. Однако здесь необходимо помнить, что древние японцы верили в многократное перерождение, и достойный уход из жизни считали важным основанием для нового лучшего рождения.


  
Предисловие I II III IV VI VII VIII IX X XI | Предисловие
Поиск по сайту:
При цитировании материалов сайта активная гиперссылка на источник обязательна

Copyright © 2003 - 2018   Все права защищены
Сайт Инвестора и Спекулянта «BuLL and BeaR»


Rambler's Top100 Яндекс цитирования